Архив за Ноябрь, 2012

Лунное соло для одиноких

20.11.2012

8160

Безумной страсти, любви полные,
чернила синие зальют город наш.
Целую губы, глаза сонные,
целую руки твои, вхожу в кураж.

Окно открыто. Свежесть пряную
подарит нам летняя ночь смелая.
Люби, от ласки твоей пьяную,
кусай мои губы дерзко — спелые.

Вокруг бедра кружево чёрное
погладишь нежно пальцами нервными.
Мы, на разлуку обречённые,
теперь друг для друга станем первыми.

Без боли чьих-то измен прожитых,
без слёз, обещаний и слов жестоких,
без горьких обид, в лицо брошенных.
Под лунное соло для одиноких.

Закончится ночь. Звёзды беглые
прогонит с неба рассвета линия.
Остатком тепла на постели белая
лилия…

Сердце

18.11.2012

337

Может, остановится, восстановится,
снова побежит?
Может, оклемается, не сломается,
дальше будет жить?
Прочь, наружу просится, в клетке носится,
словно дикий зверь.
Только всё напрасно. Не верить на слово —
правило теперь.
— Успокойся… справишься, ты оправишься,
всё переболит.
Отвечает криками или всхлипами,
по ночам скулит…
— Улыбнись хорошему. Дело прошлое.
Хватит. Отпусти.
Изнутри охрипшее, еле слышное:
— Не могу… прости.
Перестало плакать, упало в слякоть и,
мигом присмирев,
поднялось, одумалось, призадумалось,
в уголочек сев…
Утром я проснулась, к себе прислушалась —
тишина в груди.
Каменное, мёртвое и холодное —
сердце ли? — внутри.

Кукла

16.11.2012

10038

Её глаза слепы, почти мертвы —
Две пуговки в чердачной темноте.
В полночном воздухе кузнечики слышны.
И лунный шар в небесной пустоте.
Печальный взгляд её пришитых глаз
Стремится вдаль, в открытое окно.
Сложив ручонки, в этот поздний час
Она глядит на лунное пятно.
Что видит в звёздных небесах она?
Смешную девочку с ромашками в руке…
Была когда-то девочке нужна,
Теперь сидит одна на чердаке.
Сковала боль ещё живое сердце.
Её друзья лишь пыль да пауки.
А ей так хочется сейчас согреться,
Почувствовать тепло родной руки.
Когда-то шёлковые, ленты в волосах
Давным-давно свой потеряли блеск.
И слишком быстро стрелки на часах
Бегут. Утих кузнечиковый треск,
Устроив скорбной тишины минуту…
Ей скоро в мир далёкий уходить.
И сердце бьётся реже, и как будто
Уже не может ни страдать, ни жить.
В последние секунды вспоминает
Хозяйкиных рассказов шепоток
О мальчике, который провожает,
С которым вместе ходят на каток,
О маме с папой, о друзьях, о школе,
О том, что любит и чего-то ждёт…
Совсем не больно, и душа на воле.
Бог кукольный к себе её зовёт.
Застыл в улыбке красный лоскуток,
И виновато ниточки бровей
Сошлись на лбу. А воздуха поток
Её уносит мимо фонарей.
Ей не о чем жалеть, она как птица.
И только больно будет вспоминать,
Что девочка к ней не пришла проститься,
Оставив одиноко умирать.

Существо милое…

13.11.2012

images

Существо юное,
А в глазах — доверие.
Ну зачем чужой машины
Открывала двери?

Уронила рюкзачок,
Медвежонок рядом…
И уже далеко
Школьная ограда.

Адское, зверское
Обхватило с похотью.
Чьё-то злое вероломство
Душу мажет копотью.

Ухватил за капюшон,
Тащит, ухмыляется.
Только детство паутинкой
За траву цепляется.

Жадно лижет языком
Со щеки солёное.
Но не слушается тело,
Страхом обожжённое.

С губ разбитых в никуда
Пролетело: «Мамочка…»
Не поможет мама. Зверь
В списке ставит галочку.

Существо слабое,
На коленях, сломлено.
Чёрной ненавистью сердце
До краёв наполненно.

Тянут болью следы
Синяков и ссадин.
Если б знала ты тогда —
Зверь сидел в засаде.

Существо милое —
Юбочка короткая…
Отчего петля на шее
Белыми колготками?

Провалилась в темноту,
Потеряв дыхание.
Только это и спасло —
Не пришла в сознание.

На холодную листву
Выбросил с обочины.
Утром снег припорошил
Раны-кровоточины.

«Вроде дышит ещё…»
Пальцы на запястье.
Жизнь осталась, но она
Не узнает счастья.

…милая девушка,
очень симпатичная.
Ненавидит мужчин.
В остальном обычная.

Другая она

10.11.2012

8722

Она другая совсем, такая милая и дерзкая,

Сдержанная чаще, но иногда бывает резкая,

Ветренная немного, капризная, неверная.

Поэтому и любишь её так страстно, наверное…

Молодая, гордая и чертовски красивая.

Она не такая, как я, другая, она сильная.

Почти подросток ещё, смешная, максималистка,

Боль под маску улыбки умеет прятать…артистка…

Счастливая, весёлая, злая, и зубки острые,

Любит помаду красную, ненавидит шмотки пёстрые.

Жёсткая. Не заплачет, когда будет мосты сжигать.

Ей плевать, что сердце разбито, и на тебя — плевать.

Невыносимая, любимая, игривая, ничуть не странная,

Уверенная, смелая такая. Как когда-то я, желанная.

Неласковая порой, прямая, по пустякам нервная.

Поэтому и любишь её так сильно, наверное…

Не назовёшь её котёнком, будто меня вспоминая.

Не позовёшь с собой под плед погреться. Она другая.

Не передашь той нежности ей, которой меня вскормил.

Не сможешь, потому что помнишь меня. Не хватит сил.

Этот город теперь принимает меня за чужую

10.11.2012

2465

Этот город теперь принимает меня за чужую.
Он со мною намеренно холоден, резок и груб.
Он задумчиво курит и, северный ветер смакуя,
облака выпускает из сложенных трубочкой губ.
Как мучительно долго он ждал, был неистово верным.
Я ушла, как предатель, в автобуса тёмный салон…
Две недели проплакав дождями, по улицам-венам
он пустил серой ватой туман. И укутался в сон.
Неразумная дочь тишины и глубокого неба…
«Заблудилась, устала, упала — любую приму».
Всё, казалось бы. Выросла девочка просто. А мне бы
снова маленькой стать и вернуться обратно, к нему.
В край лесной, изумрудный, с колоннами кедров и сосен,
в зимы крепкие, звонкие лета с высокой травой,
в золотую, печальную, самую нежную осень,
в тайны старого парка, которые только со мной.
Где любила весну и по лужам бежала вприпрыжку,
где по звёздам читала его письмена для двоих
и кормила с руки одинокого белого мишку…
Где живут два Начала и Вечность, хранящая их.

Он, конечно же, вспомнит. И в тёплом порыве навстречу
я услышу: «Люблю тебя, Ася». И тем же отвечу.

Город

09.11.2012

Мой город

Простуженный милый город,
посёлок уже почти…
за то, что бываю редко,
прости.
Здесь время остановилось.
Не гаснет в печи огонь.
И ветер бродячей кошкой —
в ладонь.
Сквозь липы аллеи тёмной —
бутонами фонари.
Чуть зябко в тумане рыжей
зари.
Мне так не хватает, слышишь,
осенних твоих цветов,
по хрупкой листве опавшей
шагов.
И сосны в уютном парке…
так плачется у реки
от давящей, нежно — сладкой
тоски.
Мне так не хватает, знаешь,
улыбки для нас двоих
языческих старых духов
твоих.
Она, как благословенье,
как выбранный верно путь.
До истины нам как будто
чуть-чуть….

Я снова уеду завтра.
В одиннадцать. Не скучай.
Ну ладно, пока. До скорой.
Давай…