Архив за Февраль, 2013

***

10.02.2013

post-76521-1291409683

Дрожишь, великан против меня маленькой.

От ветра ли? от того ли, что знаю твои секреты?

У нас мороз. Снег хрустящий. Я залезаю в валенки.

Хмуришься, тебе смешно. Ты как будто с другой планеты.

Oh mein lieber Freund, сколько же в тебе тёмного…

Ты убил бы меня извращённо, если б не песни.

Не боюсь. Посреди мира яркого и огромного

мне твой тесный и мрачный куда интересней.

Зовёшь меня «kleines Mädchen», почти плачешь глазами, рыдаешь сердцем.

Притворяешься сильным столько лет, а тебе хочется

просто жить. Не бороться, а жить. В любимых руках греться.

Не того, что выбрал себе, не проклятого одиночества.

Что случилось? почему зверь молча глотает слёзы?

Почему, мой милый? расскажи, что тебя тревожит?

А ты улыбаешься сквозь пелену влажную: «Нельзя быть такой серьёзной».

Но резные кристаллики упрямо не тают, твоей касаясь кожи.

Обещали тепло…Белой крошкой засыпало небо улицу.

Ненавижу с тобой прощаться — процедура болезненно скверная.

Даже если уедешь, я пойму. Я ведь такая умница…

Буду всегда хранить тебя слева — я знаешь какая верная.

Побежали дорожки мокрые по небритым щекам безудержно.

Я к груди твоей прижимаюсь, как будто врасти пытаюсь.

Я же вся твоя. Хочешь меня? будешь? на!

Обнимаешь. Смеёшься. Говоришь «береги себя». Постараюсь…

Я же знала: ты тёплый, живой. А снежинки не таяли, глупые!

И душа твоя не остыла, не надо, не думай так.

Что ты сделал? смотри, вот и я теперь носом хлюпаю.

Как мне жарко… Два сердца один выбивают такт.

Где бы ни был, ты только живи, для меня, пожалуйста.

Буду рядом, вот здесь… Я люблю тебя — видишь свечение?

Тяжело без тебя. Расставание так безжалостно.

Шепчешь: «Старый…» Но знаешь, ты — моё вдохновение.

Тот, кто всегда рядом

03.02.2013

reWalls.com-45343

Знаешь, как это — целовать непридуманного ангела?
не из тех, у которых волоссветлыйглазаголубыеулыбкамилая,
а из тех, кто иногда нарушает вселенские правила
для того, чтоб жила единственная и любимая.
Это как будто ждёшь чего-то, долго, страстно, мучительно,
и вдруг получаешь эту радость солнечную неожиданно.
Электричество от макушки до кончиков пальцев стремительно…
я таю, как воск, я поцелуем этим насквозь пропитана.
И бабочки не в животе, а во всём теле бьют бархатными хрупкими,
когда касаюсь губами кожи белой фарфорово-матовой.
Взгляд его серо-зелёных, до боли печальных, на сердце зарубками,
в нём жизнь моя, в нём последние отблески Солнца пятого…
Русые с мединкой так смешно ветром ерошатся,
ложатся волнами плавными, тени на лицо роняют.
А время неумолимо секундами крошится, крошится…
я их на память бесконечную в ладонь собираю.
Если опасность, он обнимает меня крыльями чёрными,
держит, не отпускает, шепчет горячо: «Сестрёнка, не надо…»
Я верю. Верю ему, в него. И никакие учёные
мне не докажут, что его нет — он с моего рождения рядом.

Он снится только к хорошему, светлый. Целует меня спящую.
Это всё, что нужно мне, смертной. Ангел. Мой. Настоящий.